Консалтинговые услуги

Казань: (843) 278-19-00
Наб. Челны: +7(8552) 25-01-99

Тахир Давлетшин: Господдержка МСП в Татарстане. Проблемы малого и среднего бизнеса в России и Татарстане. «Успехи Татарстана в организации господдержки МСП несомненны, но…» Источник realnoevremya.ru

 

«Успехи Татарстана в организации господдержки МСП несомненны, но…»
Фото: Ринат Назметдинов 

Несмотря на постоянно звучащие слова о необходимости поддержки малого и среднего предпринимательства в России (последний пример — обещание премьер-министра РФ Дмитрия Медведева решить проблему избыточных требований контрольно-надзорных органов к бизнесу, данное на Гайдаровском форуме), реалии здесь далеко не столь радужные, считает экономист и предприниматель Тахир Давлетшин. В своей колонке, написанной для «Реального времени», он обозначает наиболее острые проблемы МСП и анализирует направления государственного содействия малому бизнесу — не обходя стороной и татарстанскую специфику. 

Господдержка МСП в Татарстане

В Татарстане активно действуют различные элементы инфраструктуры поддержки бизнеса — технопарки, бизнес-инкубаторы, промышленные парки и площадки, центры кластерного развития и другие.

Созданы Центр поддержки предпринимательства, Фонд поддержки предпринимательства, помощь предпринимателям в получении необходимых для развития бизнеса кредитов оказывает Гарантийный фонд РТ. В решении вопросов по развитию экспорта своей продукции предпринимателям помогает Центр поддержки экспорта РТ, есть даже Инвестиционно-венчурный фонд РТ. Формально в республике создана комплексная инфраструктура поддержки развития малого и среднего бизнеса.

В последние годы Татарстан получал около 1 млрд рублей федеральных средств на развитие субъектов малого и среднего предпринимательства ежегодно, из республиканского бюджета также выделялось около 1 млрд рублей (по линии Минэкономики). Примерно 1 млрд рублей выделялся по линии Минсельхозпрода РТ на поддержку малых форм хозяйствования на селе. Около 350 млн рублей получили предприятия из фонда поддержки малых форм хозяйствования в научно-технической сфере. Незначительные суммы выделяются из бюджетов городов и районов, эта финансовая поддержка непрозрачна и ее эффективность спорна. Таким образом, из всех источников МСП республики получает в год более 3 млрд рублей безвозмездных средств.

Мало это или много?

По данным Минэкономики, общий оборот субъектов малого и среднего предпринимательства РТ по итогам 2018 года составит 1,8 трлн рублей с учетом оборота индивидуальных предпринимателей (сумма скорее завышена). Объем налоговых поступлений в бюджеты всех уровней достигнет 68 млрд рублей — это примерно на 10% больше, чем в прошлом году (3,8% от оборота). В РТ действует около 160 тыс. субъектов МСП, количество занятых составляет 533 тыс. человек. Простой подсчет показывает, что доля господдержки составляет около 0,2% от оборота предприятий, а в расчете на одно предприятие сумма государственной поддержки равняется 20 тыс. рублей. Финансовую поддержку получают менее 1% субъектов МСП, некоторая часть предпринимателей и не знает о наличии институтов господдержки.

Таким образом, финансовая поддержка имеет незначительные масштабы, она практически не оказывает существенного влияния на рост малого предпринимательства.

Также спорны и направления вложений средств. Нарекания вызывает программа «Лизинг-грант» по предоставлению субсидий субъектам МСП на частичное финансирование затрат, связанных с уплатой платежей по договору финансовой аренды (лизинга) оборудования. С одной стороны, «Лизинг-грант» разрушает честную и открытую конкуренцию, с другой, сумма до 3 млн рублей безвозмездно выдается на проекты, которые не нужны экономике: производство бетона, окон-дверей, гнутье металла — там, где и так перепроизводство.

Вызывает недоумение объявленный Минэкономики РТ проект промышленной ипотеки. В городах и селениях огромное количество пустующих промышленных зданий с инфраструктурой и нет недостатка в предложении производственных площадей. Если где-то имеется неудовлетворенная потребность в площадях, необходимо провести аудит имеющихся производственных и офисных помещений, оказать содействие их собственникам в ремонте и реконструкции, что потребует средств на порядок меньше.

Фото rt.rbc.ru

Промипотека перекликается с другой программой — создания промышленных площадок в районах. Надо признать их неэффективность в целом и отказаться от них. Проблема не в зданиях и площадках, а в отсутствии эффективных проектов и средств на их реализацию. Если в крупных городах промпарки и промплощадки (частные, не государственные) имеют право на жизнь, то в сельских районах они способствуют разрушению бизнеса и распилу бюджетных средств.

Также необходимо навести порядок в поддержке малых форм хозяйствования на селе. Целесообразно увеличить субсидии на строительство животноводческих ферм и инфраструктуры, возможно, уменьшить требования к наличию собственных средств до 10—20 % от сметы без дополнительных условий — нет у сельских предпринимателей денег, а недвижимость на селе неликвидна. Что касается субсидий на покупку племенного скота (движимое имущество), то эту программу надо заменить на лизинг, благо в республике успешно действует «Татагролизинг».

Направления господдержки

Конечно же, суммы государственной поддержки незначительны и не могут делать погоду. Необходимо приложить усилия, чтобы масштаб господдержки рос, и максимум усилий, чтобы госфинансирование использовалось наиболее эффективно. Средства должны направляться на системную поддержку предпринимательства, а не отдельных предпринимателей, и эта система должна быть общедоступной.

Самая действенная льгота для бизнеса — льготное налогообложение. Преимущество налоговых льгот в том, что они напрямую снижают сумму налогов, которые предприниматель должен перечислить в бюджет. Благодаря специальным режимам налогообложения, воспользоваться которыми могут субъекты малого бизнеса, налоговая нагрузка мала (как отмечали выше, менее 4% от оборота), однако для малых предприятий производственной сферы специальные режимы налогообложения — медвежья услуга. Они, наоборот, повышают уровень налогообложения. Необходим льготный режим налогообложения для малых предприятий производственной сферы.

Эффективной мерой могло бы быть установление льготной ставки налога на имущество малых предприятий производственной сферы. Ранее такие льготы были предусмотрены законами о налоге на имущество многих регионов, но сейчас они предоставляются ограниченному кругу малых предприятий: сельскохозяйственным, реализующим инвестиционные проекты, или же резидентам промпарков и промплощадок.

Важное направление — популяризация бизнеса. Действует республиканский конкурс «Пятьдесят лучших инновационных идей для Республики Татарстан», надо бы вдохнуть жизнь в этот проект, развить его до такого уровня, чтобы победители получали финансирование проектов, а не значки и грамоты. Значительную лепту в этом направлении вносит проект «Фабрика предпринимательства». В то же время надо отметить, что возможности методов пропаганды весьма ограничены — лучшей рекламой занятия бизнесом является успешный опыт ведения бизнеса родителей, близких, соседа, друзей и т. д., чем большинство сегодняшних предпринимателей похвастаться не могут.

Субсидирование процентных ставок по инвестиционным кредитам должно быть общедоступным. Необходимо определиться с приоритетными отраслями, в которых будет оказана такая поддержка, добиться того, чтобы все получатели кредитов могли рассчитывать на субсидии.

Если же финансовая поддержка в виде льготных кредитов будет оказываться отдельным предприятиям, то нужен особый подход в отборе проектов. Следует сосредоточиться на тех, которые могли бы стать катализаторами новых перспективных направлений, дающих синергетический эффект, или же решающих социальные проблемы.

Татарстан — регион с развитой наукой, в республике функционируют АН РТ и Казанский научный центр РАН, Казанский университет, технический и технологический университеты, отраслевые НИИ. Основной задачей господдержки должны быть раскрытие научно-технического потенциала, организация производства инновационной продукции на базе коммерциализации научных разработок. В 2010 году МЭР РФ приняло решение о создании 1000 малых предприятий при НИИ и вузах. На мой взгляд, надо поставить такую задачу и в Татарстане, для ее реализации необходимо создание Инвестиционно-венчурного фонда МСП Республики Татарстан.

С 2013 года новым направлением развития инновационной инфраструктуры стали региональные центры прототипирования и центры инжиниринга, на создание которых в 2013—2015 годах было выделено 1,7 млрд рублей. К сожалению, эти центры инновационны только по форме. По содержанию эти модные направления зачастую используются для выбивания бюджетных средств и их освоения. Пример центров поучителен тем, какое важное значение имеет создание в республике системы отбора направлений поддержки МСП, а также методов выявления и поддержки действительно творческих и предприимчивых инициаторов проектов.

Фото Сергея Афанасьева

Отбор проектов на финансирование из бюджета

При отборе проектов для финансовой поддержки декларируются открытый и конкурсный подход, гласность выбора приоритетных направлений и т. д. Однако в чем заключается и достигается «гласность», неясно, принципы выбора приоритетов не детализируются и не обсуждаются. Первым шагом в «гласности» и системном подходе должна быть экспертиза, выданная авторитетными учеными, экономистами, бизнесменами и пр. Без заключений экспертов-аналитиков не определить, что инновационно, а что нет. Очевидно, что в Минэкономики и Минпромторге таких служб нет, их там и не должно быть, более того, экспертно-аналитическая служба должна быть отделена от распорядителя кредитов.

Де-факто в России нет закона об экспертной деятельности. Есть постановления правительства, регулирующие экспертизу строительных, экологических проектов и пр., но они не являются нормативными документами для обоснования инвестиций в инновационные проекты.

Тем не менее в республике имеются необходимые и достаточные условия для создания независимой экспертно-аналитической службы, возможно, под патронажем АН РТ.

Оценка значимости и проработанности предлагаемых инновационных проектов, масштабы ожидаемых результатов, состав и компетенция инициаторов, целесообразность их поддержки именно в нашей республике должны быть прерогативой такой службы, и министерства должны не только прислушиваться к ее заключениям, но и руководствоваться ими в дальнейшем.

Прообразом такой службы является Научно-технический совет (НТС) «Татнефтехиминвест-холдинга», но его компетенции ограничены технологиями и там не претендуют на комплексную экспертизу бизнес-проектов.

В настоящее время отбор проектов для господдержки производится на основании постановления КМ РТ от 7 мая 1999 года №284 «Об утверждении Положения о порядке предоставления государственной поддержки предприятиям и организациям, реализующим инвестиционные проекты в Республике Татарстан», которое явно устарело. 20 лет назад рынок был пуст, да и экономическая ситуация была совсем иная.

Одно из требований к бизнес-плану в нем, например, такое: документальное подтверждение запланированного объема сбыта (!) — его не подтвердишь в принципе, уже давно компании осуществляют закупки на открытых площадках по результатам тендеров. Или же требуется подтвердить гарантированность и стабильность поставок необходимого сырья, материалов, комплектующих, оборудования для изготовления товара, наличие протоколов намерений, договоров, контрактов на поставку — сейчас нет этой проблемы в принципе.

Сегодня все рыночные ниши заняты, предложений более чем достаточно, и те, кто предложит новый продукт, должны готовиться к борьбе с конкурентами и побеждать.

Претендентам на получение финансирования предъявляются слишком жесткие требования, банки и фонды стремятся финансировать состоявшиеся проекты и не имеющие проблем. Финансовые показатели должны быть такими, что, если бы они были таковыми, кредит и не требовался бы. У реального действующего предприятия всегда имеются задолженности перед бюджетом, перед поставщиками и работниками, зачастую и займы, и они должны быть в разумных пределах, чтобы не влиять на реализацию инвестиционного проекта. Возможно, в бюджете инвестпроекта необходимо установить лимит на финансовое оздоровление, в этом нет ничего страшного.

Инновационные проекты рискованны, это должно восприниматься как норма, а распределение рисков, мера ответственности должны быть прописаны в договорах, и экспертиза проекта также должна их обозначать. Риски должны быть рассмотрены в совокупности с предполагаемым результатом при вынесении решения о господдержке. В последние годы страх перед ответственностью и нежелание рисковать из-за опасений возможной неудачи преобладают, что не способствует финансированию МСП.

Необходимо обратить внимание на инициативы других регионов. Фонд содействия развитию венчурных инвестиций в малые предприятия в научно-технической сфере города Москвы создан департаментом науки, промышленной политики и предпринимательства Москвы при поддержке ОАО «Российская венчурная компания». Фонд выдает инвестиционные льготные займы стартапам в размере до 36 млн рублей.

Другой пример: Пермский край и компания «ВЭБ Инновации» подписали соглашение о создании совместного венчурного фонда. Фонд формируется на 7 лет, его объем составит 300 млн рублей с дальнейшим увеличением до 2 млрд рублей. Задача его состоит в поддержке на региональном уровне как начинающих предпринимателей, так и уже вполне состоявшихся производств.

Успехи Татарстана в организации государственной поддержки МСП несомненны, но ее система устарела, не отвечает требованиям времени и нуждается в коренной реорганизации.

 

Участь малого бизнеса

Российскому легальному бизнесу — 30 лет. Начало ему положил закон «О кооперации в СССР», принятый 26 мая 1988 года Верховным советом СССР и предоставивший гражданам право объединяться и создавать кооперативы с использованием наемного труда. «Юбилей» одного из основополагающих законов, оказавших огромное влияние на будущее страны, остался незамеченным в суете подготовки к чемпионату мира по футболу. Тем не менее за 30 лет российский бизнес совершил огромный скачок. Он охватывает практически все отрасли экономики, стал массовым явлением — в стране действуют около 5 миллионов субъектов предпринимательства.

«В России в целом созданы организационные и правовые основы государственной поддержки малого и среднего бизнеса, включая упрощенное налогообложение, систему грантов на открытие собственного дела, предоставление микрозаймов, гарантий, кредитов на льготных условиях. Расширяется доступ малого и среднего бизнеса к закупкам государственных компаний и компаний с госучастием», — говорит президент России Владимир Путин.

Малый и средний бизнес, к которому относится 99% всех зарегистрированных субъектов предпринимательства (из них 96% — микропредприятия), действительно играет особую роль в развитии экономики. Количество занятых в нем составляет около 20 миллионов человек, или каждый четвертый трудоспособный россиянин (по данным ФНС и Росстата).

Но несмотря на постоянное внимание к проблемам развития малого бизнеса, ситуация в нем в последние годы носит застойный характер. Так, в 2000 году доля малых предприятий составляла в ВВП 8,4%, в среднесписочной численности работников — 10,2%. В последующие годы вклад малого бизнеса в экономику страны поступательно рос: доля в ВВП в 2001 году — 9,5%, в 2002-м — 10,7%, 2003-м — 12,7%, 2004-м — 13,3%. Бурный рост показателей в начале нулевых, связанный в первую очередь с повышением мировых цен на энергоресурсы и ростом потребления в стране, давал ложные шансы увеличения доли малого и среднего бизнеса в ВВП до 29% к 2012 году и до 60—70% в 2020 году.

Фото kremlin.ru

В последующие годы темпы роста доли МСП в ВВП замедлились, а то и стали уменьшаться. Согласно скорректированным планам Минэкономразвития, в 2011 году доля МСП в валовом внутреннем продукте должна была составить 21,2%, в 2012-м — 21,5%, в 2013-м — 21,8%, в 2014-м — 22,1%. По данным Минэкономразвития, в 2017 году доля малого и среднего бизнеса в ВВП составила около 20%, но даже эта цифра получена с помощью манипуляции со статистикой: постановлением правительства Российской Федерации от 13 июля 2015 года №702 «О предельных значениях выручки от реализации товаров (работ, услуг) для каждой категории субъектов малого и среднего предпринимательства» установлены (увеличены в 2 раза) следующие значения выручки:

  • микропредприятия — до 120 млн рублей;
  • малые предприятия — до 800 млн рублей;
  • средние предприятия — до 2 млрд рублей.

Причислив к МСП предприятия с выручкой от 1 млрд до 2 млрд рублей в 2016 году, Минэкономразвития «исправило» ситуацию.

Другая причина (и следствие) стагнации МСП заключается в том, что активная часть населения разочаровалась в возможности вести легальный бизнес в России, занятие бизнесом перестало быть привлекательным и престижным. Согласно результатам опроса ВЦИОМ, доля желающих открыть свой бизнес постепенно снижается (с 32% в 2008 году до 22% в 2017-м), а оценивающих подобную перспективу как нежелательную растет — с 49% в 1991 году до 68% в 2017-м. В то же время 7% опрошенных россиян сообщают, что у них есть свой бизнес (в 1991 году — 2%).

Согласно данным Глобального мониторинга предпринимательства 2016/2017 (Global Entrepreneurship Monitor, GEM), лишь 2,1% россиян планируют открыть свое дело в ближайшие 3 года (последнее место среди более 60 стран-участниц международного проекта). Это минимальное значение за 10 лет наблюдений. Вместе с тем общая предпринимательская активность (доля бизнесменов среди людей в возрасте от 18 до 64 лет) достигла рекордных для страны 11,3%, среди них стало больше «устоявшихся» предпринимателей.

Малый бизнес в России остался в рамках торговли и услуг населению. Во всех странах, где его доля в ВВП 50% и более, это в первую очередь производственный бизнес, в развитых странах — инновационный.

Возможно, в ближайшие годы МСП придется бороться не за рост, а за сохранение своих позиций: доходы населения не растут, а в традиционных для малого бизнеса отраслях происходит монополизация — в торговле все больше развиваются федеральные и международные сети, в сельском хозяйстве агрохолдинги вытесняют фермерские хозяйства и малые и средние сельхозформирования, в строительстве идет укрупнение организаций, чему еще больше будет способствовать введение эскроу-счетов. Что касается обрабатывающей промышленности, то доля МСП здесь всегда была незначительной (в основном пищевая промышленность, производство строительных материалов, производство запчастей и пр.) и не превышала 10—11%. Также и доля обрабатывающей промышленности в ВВП страны не превышает 12—13%. Инновационный бизнес в России не сложился.

МСП достигло своего потолка

Опросы и статистика свидетельствуют о значительных трудностях в развитии МСП, малое предпринимательство нуждается в серьезной государственной поддержке.

Первый закон в новой России, регулирующий цели, задачи, направления и формы поддержки малого бизнеса, появился в 1995 году. Это был федеральный закон «О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ». Далее с принятием Налогового и Бюджетного кодексов, закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» ряд статей закона №88-ФЗ устарел, был принят федеральный закон от 24.07.2007 №209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ», который регулирует отношения, возникающие между юридическими лицами, физическими лицами, органами власти и органами местного самоуправления в сфере развития МСП, определяет понятия субъектов малого и среднего предпринимательства, инфраструктуры поддержки субъектов МСП, виды и формы такой поддержки.

Новой стратегией развития МСП, принятой распоряжением правительства РФ от 02.06.2016 №1083-р (ред. от 30.03.2018) «Об утверждении Стратегии развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации на период до 2030 года» (вместе с «Планом мероприятий («дорожной картой») по реализации Стратегии развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации на период до 2030 года»), поставлена цель увеличения доли малого бизнеса в ВВП России до 40%. Президент РФ Владимир Путин в своем послании Федеральному собранию 1 марта 2018 года поставил цель по увеличению вклада малого предпринимательства в ВВП страны с нынешних 20% до 40% уже к 2024 году, с занятостью в сфере МСП на уровне 25 миллионов человек.

По моему мнению, к 2024 году эта цель не может быть достигнута априори. Более того, при существующих экономических и политических условиях развитие МСП достигло своего потолка. Дальнейшее развитие МСП возможно только при становлении инновационной экономики, драйвером которой может стать МСП.

Низкая доля МСП в экономике и ее стагнация обусловлены рядом причин. Есть причины объективные, которые сложились десятилетиями и веками, и за короткое время они не изменятся — это природно-географические и исторические.

В России исторически промышленное производство было сосредоточено в крупных предприятиях, и его специализация — добыча, переработка природного сырья и их транспортировка, которая сохранится в ближайшие десятилетия, способствует этому. Машиностроение сосредоточено также в крупных предприятиях, основные отрасли: оборонный комплекс, судостроение, авиастроение, транспортное машиностроение, где нет места МСП. Более того, сырьевые монополии и крупный бизнес в целом приобретают технологии и оборудование на Западе, исключая возможное участие малых и средних предприятий в модернизации. По этой причине в стране не используется потенциал малых предприятий в научно-технической сфере, несмотря на наличие инженерных кадров и научно-технических разработок. МСП в сфере производства представлено в сельском хозяйстве, строительстве и обрабатывающей промышленности, причем его доля незначительна. Производство товаров народного потребления в стране не развито, значительная часть поступает по импорту в обмен на сырьевые товары. Гармоничного сосуществования и взаимодействия крупных, средних и малых предприятий в России не сложилось. Пока идет вытеснение малого и среднего бизнеса из экономики.

Фото Сергея Афанасьева

Ментальность народа (которая также не меняется за короткое время), отличительными чертами которой являются страх риска и лень, психология иждивенчества, низкий уровень запросов, связанные с многолетним феодальным и коммунистическим прошлым, идеально гармонирует со сложившейся сырьевой экономикой (благо высокие цены на энергоресурсы), а недоверие и неуважение друг к другу не способствует развитию корпоративных форм бизнеса.

Есть причины неразвитости МСП, связанные с отсталостью институтов, политическим моментом, которые можно устранить (преодолеть) за короткое время (хотя они также имеют исторические корни) при наличии политической воли. Для проведения институциональных изменений также требуются годы, а то и десятилетия, они также не дадут моментального результата, но за короткий период создадут условия для ускоренного развития.

Среди главных институциональных проблем (несовершенств) можно выделить следующие:

  • несовершенство Гражданского кодекса, который не в полной мере учитывает реальные формы вовлечения граждан в трудовые и гражданско-правовые отношения;
  • несовершенство налогового законодательства;
  • несовершенство банковской системы;
  • несовершенство форм и масштабов государственной поддержки МСП.

Как результат — отсутствие условий для предпринимательской деятельности, отсутствие инвестиций и т. д.

Существующие специальные налоговые режимы являются кабальными

Принятые в России организационно-правовые формы юридических лиц не в полной мере учитывают традиции и менталитет народа, реальные формы вовлечения граждан в трудовые и гражданско-правовые отношения, и это одна из важных причин невовлеченности значительной части трудоспособных граждан в налоговые взаимоотношения с государством. В результате миллионы строителей, сезонных (и не только) работников в сельском и лесном хозяйстве, в информационных технологиях и других отраслях работают без надлежащего оформления договорных отношений с работодателем, за них не поступают платежи в социальные фонды, они находятся в бесправном положении.

Необходимо дополнить ст. 50 ГК РФ «Коммерческие и некоммерческие организации» новой организационно-правовой формой юридических лиц — «Трудовые артели», традиционной в России формой ведения трудовой и предпринимательской деятельности. В Налоговом кодексе РФ необходим специальный налоговый режим «Налогообложение трудовых артелей» с максимально упрощенной системой отчетности и регистрации по месту их деятельности. Нужно принять федеральный закон «О трудовых артелях». Причем необходимо максимально упростить процедуру регистрации трудовых артелей и их ликвидацию, также максимально упростить налогообложение.

Ужесточение законодательства в отношении предпринимателей, увеличение материальной ответственности собственников бизнеса и руководителей (введена субсидиарная ответственность), широкое применение поручительства по кредитам привели де-факто к отмене института «общество с ограниченной ответственностью». А ведь европейское массовое предпринимательство началось именно с появлением обществ с ограниченной ответственностью (ООО) — Gesellschaft mit beschränkter Haftung (GmbH).

Одним из главных факторов, тормозящих развитие малого бизнеса и индивидуального предпринимательства в производственной сфере, является несовершенство налогового законодательства. Существующая налоговая система противоречит принципам равенства, нейтральности, справедливости и соразмерности налогообложения, также не в полной мере учитывает весь спектр реально существующих отношений в экономике. Не созданы условия, чтобы микропредприятие выросло до малого, малое до среднего и т. д. В российском налоговом законодательстве нет льготного режима налогообложения для малых предприятий производственной сферы, реализующих товары (работы, услуги) не конечным потребителям, а предприятиям более крупным, которые применяют общую систему налогообложения. Существующие специальные налоговые режимы являются кабальными — они вводят для микропредприятий налог с оборота по ставке НДС вместо освобождения от НДС.

При работе в правовом поле переход производителей на специальные режимы налогообложения катастрофически ухудшает финансовые условия их деятельности, непродуманная система освобождения от НДС провоцирует предприятия на уклонение от налогов путем незаконной оптимизации. Массовые правонарушения в налоговой сфере происходят именно там: налогоплательщики выбирают льготные спецрежимы, далее с целью избежать 18% (с 1 января 2019 года 20%) налога с оборота, введенного п. 5 ст. 173 НК РФ между предприятиями на ОСНО и спецрежимах, обращаются к услугам обнальных и транзитных фирм. При этом охватить налоговым контролем миллионы налогоплательщиков невозможно, усиление контроля при несовершенном законодательстве приводит к уходу в тень или же закрытию предприятий.

По итогам Петербургского международного экономического форума — 2015 Владимир Путин поручил проработать вопрос и представить предложения о внесении в законодательство изменений, направленных на встраивание налогоплательщиков, применяющих специальные налоговые режимы, в цепочку плательщиков налога на добавленную стоимость в целях обеспечения их беспрепятственного участия в хозяйственных отношениях с налогоплательщиками, признаваемыми плательщиками налога на добавленную стоимость. Срок — 1 сентября 2015 года. Однако в этом направлении не было сделано ничего.

Пока не произойдет встраивания налогоплательщиков, применяющих спецрежимы, в цепочку плательщиков НДС в целях обеспечения их участия в хозяйственных отношениях с налогоплательщиками, признаваемыми плательщиками НДС, роста МСП в производственной сфере не будет.

Рост НДС с 18 до 20%, увеличение отчислений в социальные фонды с 20% до 30% приводят к росту затрат предприятий на УСН на 6—7 % (а то и больше), что не компенсировать никакими льготами и поддержкой. Финансовое положение предприятий производственной сферы на УСН значительно ухудшатся в 2019 году.

Плоская шкала НДФЛ, низкая ставка налога на прибыль, широкое применение спецрежимов налогообложения вкупе с проблемами НДС привели к тому, что наша налоговая система оказалась «перевернутой» — значительное налоговое бремя несут бедные, низкооплачиваемые слои населения, тогда как богатые граждане пользуются разными налоговыми привилегиями и льготами. Это провоцирует массовое уклонение от налогообложения, при этом работники и работодатели проявляют солидарность.

Необходимо проведение системной налоговой реформы, целью которой будет приведение налоговой системы в соответствие с основополагающими принципами налогообложения, создание цельной, логически выверенной налоговой системы.

Существует ложное мнение, что снижение уровня налогообложения приведет к активизации бизнеса. Главное — чтобы налоги платили все, проблема российского бизнеса в том, что один платит, а другой нет. Наиболее благоприятные страны для ведения бизнеса — с наиболее высокой налоговой нагрузкой.

В результате субъекты МСП производственной сферы могут функционировать, только нарушая Налоговый кодекс, они существуют до первой налоговой проверки, что делает инвестиции в МСП крайне рискованными.

Фото rybak.kam-kray.ru

Поэтому банки не кредитуют, а физлица предпочитают держать свои сбережения в банке, чем инвестировать в бизнес и рисковать. При падающих процентных ставках по банковским вкладам, а вкладов физических лиц только в российских банках 28 трлн рублей, инвестиционная активность граждан могла бы значительно увеличить источники финансирования МСП. Для роста ВВП в 1 трлн рублей (примерно 1% ВВП) через пару лет необходимо инвестировать в этом году около 4 трлн рублей в основной капитал. По данным Росстата, объем инвестиций МСП составляет около 800 млрд рублей в год, что не может дать желаемый рост ВВП. Также нет объективных предпосылок к росту числа занятых в МСП — как заметили выше, в нише торговли и услуг населению, где не требуется значительных инвестиций, скорее достигнут потолок из-за отсутствия роста доходов населения, а в обрабатывающей промышленности и строительстве создание одного рабочего места требует инвестиций в размере $100 тыс., или 6—7 млн рублей. Для создания 1 млн рабочих мест (что привело бы к росту ВВП на 1,5%) требуется, соответственно, около 6—7 трлн рублей, что почти на порядок превышает имеющийся сегодня уровень инвестиций.

Даже с учетом того, что МСП отличается высоким уровнем эффективности капиталовложений — во всем мире эта эффективность выше, чем в крупном бизнесе, на создание одного рабочего места потребуется пара миллионов рублей.

Таким образом, средств для развития нет, поэтому основной упор должен делаться на институциональные преобразования, которые приведут к росту эффективности (производительности) производства и масштабов инвестиций.

Несовершенство банковской системы не дает шансов на получение необходимых инвестиций на развитие МСП. Российские банки являются финотделами крупных сырьевых компаний, борются в лучшем случае за обслуживание счетов госбюджета, а также за кредитование сотрудников бюджетных учреждений, госмонополий и крупных компаний (ипотека, автокредит и потребительское кредитование).

Очевидно, проще и надежнее выдать ипотеку или автокредит на 1—3 млн рублей физическому лицу, чем такую же сумму предпринимателю. В стране фактически нет инвестиционно-венчурных фондов, нет инвестиционных банков, в создании которых на современном этапе частный капитал не заинтересован. Как и государство.

Финансовая поддержка МСП

Финансирование затрат на государственную поддержку МСП из федерального бюджета в последние годы падает. Если финансирование подпрограммы «Развитие малого и среднего предпринимательства» в 2014 году составляло 19,6 млрд рублей, то в 2017 году на господдержку МСП было выделено всего 7,5 млрд рублей, распределенных между 82 регионами.

Минэкономразвития РФ объясняет это началом переформатирования мер поддержки малого и среднего бизнеса. Приоритет сместился в сторону производственных МСП, социальных предпринимателей и экспортно ­ориентированных субъектов МСП, повышения производительности труда. При этом министерство предполагает переход от финансовой поддержки к механизму кредитования от Корпорации МСП, увеличение объема гарантий по кредитам малому бизнесу от Корпорации МСП и другие программы.

Так, «МСП банк», входящий в состав «Корпорации МСП» выдал в 2016 году кредиты на 91 млрд рублей по средневзвешенной ставке 13,38%. В 2016 году корпорация выдала гарантийных обязательств на сумму 50 млрд рублей по «программе 6,5%» — негусто: сумма незначительная и проценты велики.

Между тем банковская система в целом стала более избирательной в кредитовании бизнеса. Кредитные организации задают жесткие условия с точки зрения залогового обеспечения, предъявляют требования к поддержанию оборотов или размера прибыльности компании.

Классификация МСП

Постановлением правительства РФ №702 от 13 июля 2015 года «О предельных значениях выручки» (с 4 апреля 2016 года постановление правительства РФ №265 «О предельных значениях дохода») установлены предельные значения выручки и дохода, не соответствующие реальному статусу микро- и малых предприятий: микропредприятия — до 120 млн рублей, малые — до 800 млн рублей. Предприятие с доходом 120 млн рублей в России — не микропредприятие, и даже не малое. Необходимо уменьшить эти значения хотя бы в 10 раз: микропредприятие — 8—12 млн рублей (100—150 тыс. евро), малое предприятие — 80 млн рублей (1 млн евро). Это даст возможность оказания адекватной господдержки начинающим предпринимателям и тем, кто уже встал на колени. Впрочем, в категорию микропредприятий с доходом до 12 млн рублей попадает более 95% всех зарегистрированных субъектов предпринимательства, они и должны быть основными субъектами получения господдержки по программам поддержки малого бизнеса.

Программы кредитования созданной в 2015 году Федеральной корпорации по развитию МСП (Корпорация МСП) рассчитаны как раз на устойчивые предприятия с доходом более 80 млн рублей (1 млн евро). Подходы к содействию развития средних предприятий совсем другие, наряду с льготными кредитами это — инвестиционный налоговый кредит, предоставление субсидий на проведение НИОКР, введение ускоренных норм амортизации оборудования и зданий, поддержка экспорта и пр.

На наш взгляд, необходим новый закон для государственного регулирования среднего бизнеса, учитывающего его особенности.

Финансовое оздоровление

Минэкономики совместно с муниципальными властями необходимо мониторить ситуацию с банкротством субъектов МСП производственной сферы. В результате кризисных явлений в экономике банкротятся предприятия, в которые вложены десятки миллионов рублей, причем по незначительным долгам. При этом из-за финансовой неустойчивости они не могут получить кредиты в банках (жесткие требования). Бизнес, который строился годами, прекращает свою деятельность, имущество распродается за бесценок, десятки, а то сотни работников остаются без работы. При существующих правилах игры владельцы бизнеса теряют всякую возможность начать новое дело, в отличие от своих западных «коллег», которые, распрощавшись с неудачным бизнесом, тут же приступают к созданию нового.

Необходимо создать механизм финансового оздоровления субъектов МСП в рамках государственной поддержки.

Фото Романа Хасаева

Тахир Давлетшин
 
Анонимно 11:04
не только в татарстане система поддержки бизнеса устарела

 

Основная беда наша в том что те кто пишет законы и постановления никогда не занимались реальным делом с нуля.Смешно слушать когда с высоких трибун в качестве поддержки дают советы по упрощению регистрации фирмы.Нет сейчас такой проблемы.Неделя и у тебя в кармане круглая печать.А что дальше.А дальше для поддержки сделаны упрощенные системы налогобложения.С одной стороны это хорошо.Меньше бумажек для отчёта.А с другой сторонц попробуй сдай свою продукцию тем кто работает в обычном режиме.И сразу вопрос а кто будет оплачивать НДС.И тому и другому не выгодно и если продукция нужна не до зарезу то стороны обычно расходятся бортами.Вот уже и крест на всяком производстве.Но это только начало.А дальше к тебе пришёл пожарный инспектор и требует пакет документов со всякими расчётами которые простой человек сделать не в состоянии и напрасно ты будешь говорить что работаешь в своём гараже и в любом случае это твоё имущество с которым ты что хочешь можешь сделать.Нужны бумажки и расчёты.А цена им начинается от 50 штук.Одно дело когда у тебя большое производство а другое дело когда у тебя в кармане пока ещё дырка.А потом придут экологии долго будешь ты доказывать что у тебя отходов нет.Цена пакета документов в прикормленной фирме тоже начинается от 50 штук.А потом придёт трудовая инспекция и начнут смотреть журналы инструктажа по ТБ и выдачи спецовок и рукавиц.И долго ты будешь доказывать что если ты всю эту муть будешь оформлять как на большом заводе то тебе некогда будет делом заниматься.Но допустим что у тебя после этих мелких грабителей остались деньги в кармане и решил ты начать выпуск продукции.Новой какую никто не делал до тебя.И ты её сделал.А кому ты её продашь если у тебя нет сертификата.А сертификат ты не получишь потому что у тебя нет ГОСТА или ТУ на этот продукт.А чтоб всё это разработать надо денег как на хорошую машину и даже больше.Вот и приехал к разбитому корыту своих мечтаний.

 

  • Анонимно 11:04
    не только в татарстане система поддержки бизнеса устарела

    Анонимно 15:06

    Малому бизнесу сейчас довольно сложно, потому как большинство рынков поделено между крупными организациями...и малому бизнесу приходится довольствоваться малыми заказами