Перейти к основному содержанию

Консалтинговые услуги

Казань: +7(843) 278-19-00, +7(8552) 25-01-99

Статистика убытков из-за карантина, распространения заболевания коронавируса COVID-19 в России и мировая. Прогнозы экономистов. Мнения практиков. Тренды. Zoom. Люди в самоизоляции встают на биржу труда центр занятости онлайн ради пособия по безработице

 

 

 

ТПП РФ подведены итоги первого этапа опроса предпринимателей в рамках специального проекта «БИЗНЕС-БАРОМЕТР СТРАНЫ» по измерению настроения бизнеса и масштабов сложившихся проблем в регионах России в условиях пандемии коронавируса.

К прохождению опроса активно подключились предприниматели из 83 субъектов Российской Федерации, заполнив около 25 000 анкет, на основании которых мы можем оценить уровень жизнестойкости бизнеса в сложившейся обстановке.

С результатами опроса первого этапа можно ознакомиться в прилагаемой презентации.

Опрос Торгово-промышленной палаты России показал, что 50% малых и средних предприятий в РФ не могут получить господдержку. Чтобы оценить весь масштаб проблем, с которыми столкнулся бизнес из-за пандемии коронавируса, несколько дней назад в ТПП РФ стартовал Всероссийский оперативный опрос предпринимателей.

На сегодняшний день участие в нем приняли 25 тысяч представителей малого и среднего бизнеса.

Первые результаты опроса показали, что почти 50% предпринимателей не могут воспользоваться мерами государственной поддержки, принятыми для помощи пострадавшим компаниям в условиях пандемии коронавируса.

При этом остановить свою деятельность вынуждены 46% предприятий, которые не имеют возможности полноценно работать.

В настоящее время 41% из всех опрошенных респондентов всеми силами пытаются сохранить рабочие места и выплачивать зарплату своим сотрудникам.

Однако 48% заявили, что не могут воспользоваться поддержкой государства, поскольку не попадают в ту категорию предприятий, которым предоставляется помощь.

Острым вопросом для бизнеса является тема арендных платежей:

58% предпринимателей заявили о невозможности совершить оплату аренды.

Более 47% предпринимателей отметили, что не имеют технической возможности для организации работы в удаленном режиме.

По мнению бизнеса, оптимальным выходом из ситуации может стать объявление режима чрезвычайной ситуации (ЧС) во всех регионах страны и признание всех отраслей экономики пострадавшими от пандемии.

Бизнесмены считают, что озвученные президентом РФ 15 апреля меры поддержки "существенно упростят жизнь предпринимателям".

В частности, они выделяют механизм прямой безвозмездной финансовой помощи со стороны государства.

Всероссийский оперативный опрос предпринимателей «Бизнес-Барометр Страны» продолжается (2 этап).

Полученные результаты будут формироваться в единый сводный документ анализа и предложений от бизнеса, и еженедельно направляться в Правительство Российской Федерации.

Многие люди на фоне развивающегося экономического кризиса и распространения коронавирусной инфекции лишатся работы.

Такого мнения придерживается совладелец компании «Технониколь», миллиардер Игорь Рыбаков.

«Сейчас люди рады переходу на работу в дистанционном формате. Тем не менее позже они поймут, что так и не вернутся на неё — их уволят. В лучшем случае доходы таких работников сократятся, не исключён и перевод на сокращённый день», — предположил бизнесмен.

Он уточнил, что в большей мере это коснётся тех специалистов, востребованность в которых снизится ввиду наступления новых условий на рынке.

В частности, речь идёт о персонале компаний, работающих в сфере:

  • туризма,
  • развлечений,
  • пассажирских перевозок,
  • шоу-бизнеса,
  • в дилерских сетях и на площадках крупногабаритной торговли,
  • в сегменте продаж товаров, не относящихся к категории продукции повседневного спроса.

Уже после увольнения этих кадров в экономике начнётся «эффект домино».

Потребительский спрос упадёт ввиду того, что у людей, оставшихся без работы, резко снизятся доходы.

Предстоящих «волн» будет много. В результате каждого коснётся «тройной кризис», связанный:

  • с падением нефти,
  • с пандемией вируса,
  • нерешенными проблемами,
  • диспропорциями в доходах - пропастью между уровнем жизни разных слоев общества, неравеными условиями жизни и предпринимательства, неравенством перед законом,
  • психологическими проблемами и паникой.

Нужно быть готовыми к наступлению такой ситуации.

В настоящее время экономическая обстановка продолжает оставаться напряжённой.

Курс рубля падает, а стоимость нефти сократилась до критической отметки.

Обстановка существенно усугубляется пандемией коронавируса.

 

Специалист в области социально-экономического развития регионов, профессор МГУ Наталья Зубаревич рассказала о том, какое влияние окажет надвигающийся экономический кризис на регионы России и о мерах, которые в этой ситуации необходимо как можно быстрее принять. По оценкам Натальи Зубаревич, доходы населения России до сих пор на 7% ниже уровня 2014 года.

По прогнозу Высшей школы экономики, доходы россиян в ближайшее время упадут еще на 7%. В секторе экономики, где находятся малые предприятия, индивидуальные предприниматели и другие представители некорпоративной сферы, задействовано 28 миллионов человек из 72 миллионов общего числа занятых в России. По оценкам специалистов, доход этого сектора сократится на 20%.

Профессор отмечает, что наступающий кризис не будет повторением событий 2009 года, потому что основной удар придется не по промышленным предприятиям, а по сектору рыночных услуг, который находится в крупнейших российских городах.

По некоторым оценкам, это коснется 10-15 миллионов человек, занятых в сферах непродовольственной торговли, операций с недвижимостью, гостиничного и ресторанного бизнеса. И это без учета данных по сферам туризма, культуры и спорта. В настоящее время по официальной статистике пособия по безработице получают около 600 тысяч человек.

По словам специалиста, служба занятости окажется полностью не готовой к многократному росту безработных за счет колоссального провала в секторе услуг.

«Без серьезнейших, широчайших мер поддержки мы получим очень сильное снижение доходов, застойную безработицу и сильное снижение рейтинга власти», - отмечает Зубаревич, подчеркивая, что на средстваразмером в прожиточный минимум, которые обещает выделить государство, прожить практически невозможно.

Специалист выделила основные виды налогов, от потери сборов которых пострадают регионы. Самые серьезные риски потерь НДФЛ там, где доля этого налога в доходах региона была максимальной и где очень велика занятость населения в секторе рыночных услуг – это Санкт-Петербург, Москва, Московская, Свердловская, Нижегородская области и Приморский край.

От потерь налога на прибыль может пострадать живущий на нефтегазовые доходы Сахалин. Налог на совокупный доход практически полностью будет утрачен.

Его потеря коснется Ивановской, Костромской, Кировской, Ростовской, Новосибирской, Калининградской областей, а также Краснодарского и Приморского края.

«Регионам придется помогать. Федеральный бюджет придется тратить и на дополнительный трансферт, потому что многие субъекты с их очень небольшими возможностями – они вообще никаких запасных денег не имеют, чтобы помочь бизнесу», - делает вывод Зубаревич.

По словам специалиста, государству необходимо немедленно принимать серьезные решения, а от скорости их принятия будет зависеть экономическая обстановка в регионах в ближайшей перспективе. 

«Есть понимание чудовищных политических рисков».
 
Государство должно помочь людям, иначе рейтинги власти сильно снизятся. Выступление Натальи Зубаревич
znak.com
Российской власти ничего не останется делать, кроме как помогать гражданам, бизнесу, регионам. Иначе власть столкнется с такими политическими рисками, которые не знала с 90-х годов. Другой вопрос — насколько адекватной будет эта помощь. Ведь проблема еще и в том, что российская власть плохо знает свою страну, чтобы принимать быстрые верные решения. Своими оценками, как российские регионы переживут кризис 2020 года, вызванный распространением коронавируса и падением цен на нефть, поделилась специалист в области социально-экономического развития регионов, профессор МГУ Наталья Зубаревич. Она стала участником цикла экспертных онлайн-интервью «Мир после пандемии», который организовал Ельцин Центр. Znak.com публикует расшифровку выступления Зубаревич.
 
Идеальный шторм ценой ₽8 трлн
Для начала напомню: я не вирусолог. Поэтому могу пересказать два уже известных ожидания. Первое: в середине — к концу мая уже полегчает, и в июне уже начнет возвращаться жизнь. Второе ожидание — это возможность второго, осеннего пика, и тогда эта история будет растянута на весь 2020 год. Все это, напомню, не мои прогнозы, а известные рассуждения более знающих эту ситуацию людей.
Второе, что важно сказать: на экономическую ситуацию в стране у нас влияет не только карантин. Мы попали в идеальный шторм, и эту банальность сейчас повторяют все: карантинные мероприятия сочетаются со вторым очень важным фактором — падением цен на нефть, а это для нашей страны всегда болезненная история. 
Сама я макроэкономические прогнозы не делаю, но могу привести прогнозы коллег из Высшей школы экономики (ВШЭ). Во-первых, у нас упадут нефтегазовые доходы. «Вышка» оценивает это падение в ₽4 трлн. Если бы цены на нефть оставались на прежнем уровне, то, согласно бюджетному правилу, в бюджет ушло бы более ₽1,5 трлн, а остальное получил бы Фонд национального благосостояния (ФНБ). 

Но у нас будут падать не только нефтегазовые доходы. Люди не работают — значит, всевозможные налоги и отчисления в бюджет будут усыхать. Эти потери оцениваются на уровне ₽1,5 трлн.

Институт развития ВШЭ подсчитал, что ₽1,3 трлн — это прогнозируемое выпадение доходов субъектов Федерации. В первую очередь это подоходный налог (НДФЛ), потому что людям не платят зарплату. Это частично налог на прибыль и все налоги на малый бизнес, поскольку нет деятельности — нет налогооблагаемой базы. Кроме того, где-то на 700-800 млрд рублей сократятся страховые выплаты в Пенсионный фонд, потому что нет зарплаты — нет отчислений. По той же причине — еще на 300-350 млрд рублей — в Фонд обязательного медстрахования. 

 

«Вышка» оценивает тотальный ущерб примерно в ₽8 трлн. Чтобы было понятно: консолидированный бюджет субъектов РФ — это ₽13 трлн, а федеральный — где-то ₽19 трлн. Сложили — и получили очень большую цифру. Поэтому уже понятно, что ФНБ надо будет распечатывать. И брать внутренние займы государство тоже будет. 

Вообще, мы еще не вышли из прошлого кризиса, начавшегося в декабре 2014 года. Если сопоставлять конец 2014-го и конец 2019-го, получится минус 7% по доходам населения. 

Еще раз: уровень доходов в конце прошлого года составил минус семь процентов к 2014 году. И по прогнозам ВШЭ, доходы населения упадут еще на 7%.

Фонд оплаты труда (деньги, которые работодатель тратит на зарплаты наемным работникам — прим. Znak.com) будет сокращаться по-разному. На крупных предприятиях и организациях он в среднем сократится примерно на 5%, а в малом бизнесе доходы упадут минимум на 20%. У нас 28 млн из 72 млн занятых — это как раз малый и средний бизнес, и вы понимаете, какое количество людей утратят источники дохода. 
Понятно, что за 2020 год весь ФНБ потратить невозможно. Но никто не знает, каким будет 2021-й, но то, что выход будет непростым, тоже понятно. Потому что происходит не просто сжатие занятости, а идет структурное разрушение. Малый бизнес — это, в основном, сектор услуг. Чтобы он восстановился, нужен платежеспособный спрос, а если и он сжался, то и восстановление будет медленным. В том числе восстановление занятости. Поэтому мы можем попасть в ситуацию застойной безработицы.
Нет коммерческой деятельности — нет налогов. Россию и ее регионы ждет падение не только нефтегазовых доходов.
 
В зоне риска — миллионы
Этот кризис — другой. Его нельзя сравнивать ни с одним из тех, что были раньше, хотя, вообще, у нас все кризисы имеют свое лицо. В 2009 году основной удар пришелся по промышленным предприятиям, а этот бьет по сектору рыночных услуг, который не по моногородам сидит, а сосредоточен в крупнейших российских городах. В зоне риска от 10 до 15 млн человек. Это занятые в непродовольственной торговле, операциях с недвижимостью, в гостиницах и ресторанах. Эти три вида деятельности уже дают по стране больше 10 млн человек. 
Я не могу разложить по регионам также занятых в туризме, в культуре с развлечениями и в фитнес-индустрии, потому что по ним просто нет доступных региональных данных. Эти сферы кучей свалены в графу «Прочие услуги». Но это еще примерно 2-3 млн человек. 
 

Все эти люди концентрируются в крупнейших городах. Так что новый кризис — это кризис Екатеринбурга, города рыночных услуг.

Еще раз: только по упомянутым трем видам деятельности из ОКВЭД (Общероссийского классификатора видов экономической деятельности — прим. Znak.com) в зоне риска в целом по стране оказались около 11 млн человек. Разбивка по регионам такая: Москва — минимум 1,5 млн человек, Мособласть — 600 тыс., Краснодарский край — 440 тыс., Свердловская область, как и Ростовская, — больше 300 тыс., Татарстан — около 260 тыс., Башкортостан — 250 тыс., Нижегородская область — 250 тыс., Челябинская — примерно столько же, Самарская — почти столько же и Новосибирская — примерно так же. Обратите внимание: все перечисленные регионы — с городами-миллионниками. 
 
Кризис-2020 стал кризисом мегаполисов — городов с развитым рынком услуг.
 
Кому и как помогать?
С таким вызовом наша страна реально сталкивалась только в 90-е. Но тогда было сказано: выкарабкивайтесь сами. Если сейчас сказать такое, вы понимаете, что будет с уровнем поддержки наших властей. Это колоссальные политические риски, так что придется платить. Без серьезнейших, широчайших мер поддержки мы свалимся в очень серьезное снижение доходов — раз, застойную безработицу — два, и в сильное снижение рейтинга власти — три. Вот только на третье я и надеюсь — что под этим риском требуемые меры будут внедрены. Но проблема в том, что власти никак не могут понять, что мы — уже не страна больших заводов. А страна десятков миллионов людей, которые работают в секторе услуг, в том числе индивидуально и неформально. 
Сейчас, по методологии Международной организации труда, безработными себя признают около 4,6% опрашиваемых россиян. Это примерно 3,5 млн человек. А зарегистрированная безработица, по которой выплачиваются пособия, составляет меньше 600 тыс., или меньше 1%. В крупных организациях не будет адского сокращения: общая оценка ВШЭ — не больше 1 млн человек. Опыт смягчения есть: на крупных предприятиях люди в кризис уходят либо на неполную занятость, либо на общественные работы. 
Но что будете делать с 25-28 млн занятых в малом бизнесе и неформально? Как вы им поможете? У них просто нет справки об увольнении. Они, чаще всего, как бы нигде не работали. Есть 400 тыс. владельцев микробизнеса, которые не смогут получать пособия, пока не перестанут быть собственниками. Есть 370 тыс. самозанятых, которые тоже ниоткуда не увольнялись, в тени сидели всю жизнь или оказались там недавно, потому что им «настоятельно советовали» оформить самозанятость, чтобы реальный работодатель не платил 30% страховых взносов. Им тоже надо есть, и это вопрос выживания. 
 

С этим надо что-то делать. Причем с пониманием, что 600 тыс. официальных безработных — это не миллионы потенциальных. И делать надо быстро, потому что к концу апреля у многих просто закончатся деньги.

В принципе государство уже сказало, что будет помогать, и это хорошо. Хорошо, что хотя бы прожиточный минимум выплатят, хотя если честно — мало этого прожиточного минимума. В маленьком городке, где свои картошка, а у тещи поросенок, вы еще как-то протянете. А если у вас нет доходов с земли, на прожиточный минимум с детьми прожить невозможно. Поэтому экономисты говорят, что должно быть хотя бы где-то 20 тыс. Но самая большая проблема сейчас даже не деньги найти. Вопрос — как их раздача будет администрироваться. Вы можете себе представить российского чиновника, который хотя бы временно, хотя бы три месяца, не спрашивает никакие справки? Я тоже нет. Еще раз: как технологически пройдет важнейший этап оказания помощи людям, для меня большой вопрос. 
Как и другой — как помочь бизнесу и тем, кто в нем остается? Понятно, что помогать надо прежде всего малому и среднему бизнесу, потому что провалы именно там. Есть вариант субсидии работодателям на оплату труда. Еще раз: речь про субсидию, а не кредит. Безвозмездную субсидию на 3 месяца, чтобы владелец малого предприятия удержался и удержал работников. Чтобы ко времени, когда руины начнут расчищаться, у него сохранился бизнес. Одно из решений — личные банковские счета работников, куда поступят деньги. Но ведь, повторю снова, это надо все организовать…
 

Еще момент: пожмотились и не простили налоги за три месяца. Хотя поступления налогов от малого и среднего бизнеса — не такие уж значительные для бюджета.

Главные плательщики в бюджет — это не малый и средний бизнес. Простите ему налоги за три месяца, чтобы была возможность восстанавливаться. 
Еще нам придется выполнять новую сделку в формате ОПЕК+. Начнем сокращать добычу за счет закрытия низкодебитных скважин на старых месторождениях, где нефти уже немного. А это Поволжье, Предуралье, старый Самотлор в ХМАО. Часть этих низкодебитных скважин уже не восстановится. Цена сейчас падает не только в нефтяной отрасли, но и в угольной. Все это — люди, которые потеряют работу… 
 
Государству следует срочно готовиться к наплыву безработных. И их число может оказаться куда значительнее тех 600 тыс., которые зарегистрированы в центрах занятости сегодня
 
Региональные бюджеты: где риски?
Я не делаю прогнозы, а беру статистику и оцениваю риски. Итак, первый и главный для регионов налог — НДФЛ. Его платят все, кто занят легально. Это очень важный налог для развитых и среднеразвитых регионов. Особенно для тех, где его доля в доходах была максимальной и где очень велика занятость в секторе рыночных услуг. Санкт-Петербург — доля НДФЛ в доходах бюджета 43%. Москва — 40%, Московская, Свердловская, Нижегородская области, Приморский край — почти 35%. 
Что будет с налогом на прибыль? В 2009 году поступления по налогу на прибыль грохнулись в стране более чем на 40%. В Челябинской области, где пострадавшая металлургия, — в девять раз! Сейчас такого не будет. Да, конъюнктура не очень хорошая для металлургов. Да, упали цены на нефть. Но налог на прибыль не так чувствителен к падению нефтяных котировок. И он платится с опозданием на квартал, а то и на год. Хотя плательщиками налога на прибыль выступает и средний бизнес. И там, где уже произошло его сжатие из-за карантина, это почувствуют. 
Что точно «сдохнет» — это налог на совокупный доход. То есть та самая вмененка-упрощенка, которую платит малый бизнес. Его доля в бюджетных доходах не так велика — чуть больше 4% по стране, но у нас есть регионы, где это и 7%. Это полудепрессивные регионы, где других налогов, особенно налог на прибыль, платить практически некому. И вторая группа — это территории, где очень много малого бизнеса. Например, на юге фермерский и рекреационный бизнес, в столичных и крупных городах, как мы говорили, — бизнес в услугах. 

Малому и среднему бизнесу следовало бы простить налог на имущество. Его главный плательщик — опять-таки крупные комбинаты и нефтегазовый сектор, у которых внушительный имущественный комплекс. При этом они себя чувствуют пока не так плохо.

Простить также надо платежи за использование имущества. Бюджеты регионов получают от этого только 3% доходов, для них это не будет смертельно. Правда, 7% всех доходов гигантского (₽2,64 трлн) бюджета Москвы — это аренда и прочие платежи за имущество. Но Москва пока на призыв освободить малый бизнес от этих платежей не отвечает. Правда, есть другая проблема: часто бизнес арендует не у города, а у частника. Следовательно, придется решать вопрос о поддержке тех, у кого много мелких арендаторов. Тем более что владельцы этих бизнес-центров, как правило, чудовищно закредитованы. Это сложная цепочка вопросов, которая в конце концов все равно выводит на государство.
 
Чтобы спасти экономику услуг, помогать придется не только арендаторам, но и арендодателям — опустевшим торговым и бизнес-центрам.
 
Давление снизу, от которого уже не спрячешься
Регионам придется помогать. Многие субъекты с их очень небольшими возможностями не имеют вообще никаких запасных денег, чтобы сейчас спасать бизнес. Федеральный бюджет придется тратить на дополнительные трансферты. И здесь надо разобраться с нацпроектами — убрать экономические и оставить только социальные, через которые в регион пойдет помощь людям. Деньги есть — во всяком случае, на 2020 год. Но их надо перераспределить на то, что нужно в первую очередь. 

 

Главный вызов сегодня — надо принимать серьезные быстрые решения, но организация бюрократических решений и их исполнение таковы, что быстро делать власти не умеют. Хотя перестройка мозгов все же идет. Уже прислушиваются к тому, что говорят, пишут, разъясняют. По крайней мере, есть понимание чудовищных политических рисков. Они даже малость забыли про этот плебисцит (по проекту обновленной Конституции — прим. Znak.com), хотя еще недавно все силы администрации были брошены на замеры настроений людей по поводу этого одобрямса. Когда надо было уже измерять настроения людей по поводу перспектив выживания… 
Когда ты знаешь, как было у других, это уже помогает принимать более адекватные решения. Заметьте, как повел себя <мэр Москвы Сергей> Собянин, когда стало понятно, как будут развиваться события в столице. Молодец! Второе — люди становятся информированными в России. Многие знают, как помогают в других странах, и сравнивают с тем, как у нас. В масштабах России это миллионы, и это создает очень сильное давление «снизу». От этого уже не спрячешься, и это тоже работает на принятие решений. 

Это тезисное изложение интервью с Натальей Зубаревич, которое провел Олег Лутохин.

 

Коронавирус в размерах бизнеса не разбирается

РСПП предложил сбалансировать господдержку компаний и ИП

"Коммерсантъ" от 13.04.2020, 22:26

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) предложил правительству создать новый механизм поддержки компаний — фонд трехлетних беспроцентных ссуд для бизнеса в объеме уплаченных за 2019 год налогов.

Предполагается, что средства пойдут на поддержку деятельности компаний и сохранение занятости. По задумке авторов, мера должна поддержать весь легальный бизнес, а не только субъекты малого и среднего предпринимательства (МСП).

Ряд петербургских деловых объединений предложил механизм, призванный сбалансировать господдержку МСП и крупного бизнеса в условиях пандемии. Инициативу поддержал РСПП, соответствующее письмо направлено союзом премьер-министру Михаилу Мишустину.

Авторы предложили создать фонд беспроцентных ссуд — лимит такой финансовой поддержки для предпринимателей должен определяться, исходя из объемов уплаченных ими налогов за 2019 год. Для этого юрлицам и ИП должны быть открыты индивидуальные счета в системообразующих банках.

Предполагается, что максимальный срок ссуды составит три года, а расходование средств должно быть целевым — на поддержание операционной деятельности компаний, выплаты зарплат сотрудникам и налоговых и кредитных платежей. Контроль за расходованием средств предлагается возложить на банки.

Основная идея предложения, на которой сделан акцент в письме РСПП,— создать механизм поддержки, которым сможет воспользоваться весь бизнес в наиболее пострадавших от COVID-2019 отраслях, их сейчас 22.

По мнению авторов, это должно устранить противоречие, когда к поддержке допускаются только представители МСП, бизнес просит не вводить «никаких ограничений, связанных с обязательным включением в Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства» при организации доступа к средствам фонда.

В качестве критериев доступа к такой господдержке, которые авторы считают «целесообразными», в письме перечислены отсутствие у компаний и ИП задолженности по налогам и сборам, «прозрачность финансовой и хозяйственной деятельности», «обеспечение ценовой стабильности» до и во время получения господдержки и сохранение занятости и фонда оплаты труда «в объеме не менее чем 50% от показателей на 1 марта 2020 года».

Отметим, что это далеко не первая инициатива РСПП, направленная в Белый дом,— ранее союз добивался долгосрочной реструктуризации долгов крупных компаний, возмещения НДС, субсидирования зарплат при простоях, стимулирования инвестпроектов и др. (см. “Ъ” от 8 апреля). Сам глава РСПП Александр Шохин рассчитывал войти в правительственный координационный совет по борьбе с коронавирусом, пока же союз перенаправляет в правительство все инициативы бизнеса, прошедшие экспертную оценку на своей площадке, для этого им сформирован собственный координационный совет.

Диана Галиева

 

Специалисты ожидают падение экономики примерно на 18 процентов. Причины ухудшения ситуации связаны с самоизоляцией граждан и обвалом цен на нефть.

12 апреля, ФедералПресс.

Аналитики по всему миру предсказывают падение экономики из-за пандемии COVID-19. Россияне также могут понести значительные потери не только из-за самоизоляции, но и по причине обвала стоимости нефти.

В России ожидается экономический спад приблизительно на 18 процентов. Реальные доходы граждан уменьшатся на 17,5 процентов.

В дальнейшем обстановка улучшится, но сколько на это понадобится времени пока сказать затруднительно.

Причины ухудшения ситуации экономисты связывают с двумя обстоятельствами.

Во-первых, это простой рабочих мест из-за самоизоляции людей.

Во-вторых, на россиянах может сказаться обвал цен на нефть, а соответственно и падение национальной валюты.

Специалисты считают, что существенного негатива можно избежать. Для этого государство должно оказать бизнесу поддержку, пишет телеканал «360» со ссылкой на РБК.

Ранее «ФедералПресс» сообщил, что будущие российские пенсионеры потеряли миллиард рублей. Ситуация возникла из-за перехода из одного негосударственного пенсионного фонда в другой. 

Полина Зиновьева 

Сотрудники компании "Верное решение" оказывают услуги консультационного сопровождения для предпринимателей, консультируют по финансово-экономическим, правовым вопросам, маркетингу, иным вопросам развития бизнеса.

Мы предлагаем Вам воспользоваться комплексом услуг Компании:

  • консультационная и информационная поддержка участников государственных конкурсов на соискание государственной поддержки в виде налоговых льгот, грантов и субсидий, иных видов поддержки,  сопровождение проекта заявителя в конкурсах Республики Татарстан и России (мы помогли нашим клиентам привлечь более 9 миллиардов рублей государственных средств, в том числе из бюджета РФ - более 5,5 миллиардов рублей)
  • разработка концепции развития (стратегии), бизнес-плана, технико-экономического обоснования (ТЭО), меморандума, презентации, паспорта проекта, подготовка пакета документации по проекту (мы оказали более 850 комплексов таких услуг),
  • проведение исследований рынков (маркетинговых) продукта, работ, услуг, поиск рыночных ниш, анализ конкурентной среды и перспектив развития
  • помощь финансиста, экономиста, юриста, маркетолога для привлечение государственных и частных инвестиций, партнеров в проект, бизнес (мы провели более 8000 консультаций для малого и среднего бизнеса),

Мы будем рады помочь Вам в решении Ваших задач. По любым возникающим вопросам, пожалуйста, обращайтесь.